Доклад Холодова А.Л.

Доклад Холодова А.Л.

«У нас сейчас не очень понятно, что такое угроза жизни. Это тончайшая грань – вот подходят к тебе пять человек на улице и просят показать содержимое карманов. У них нет, может быть, ни ножей, ничего может не быть. Но как я могу угадать, в какой момент они остановятся, если я им откажу. Содержимое карманов только моё. Вариант А, они развернутся и скажут – ну, как хочешь, и уйдут»

Холодова А.Л., заместителя председателя комиссии «по безопасности и взаимодействию с ОНК» Общественной палаты РФ. члена комиссии по вопросам помилования на территории Санкт‑Петербурга.

Проблема: «если бы у меня было оружие в тот момент, я бы его применил, чтобы убить напавших? Вот сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что они пошли как раз специально без оружия, они были подготовлены, но без оружия специально пошли. Загримировались и всё такое прочее.  И посчитал бы суд, что меня бьют «для острастки» или меня хотят убить? Вот тут действительно нужно обладать неким чувством предсказания. Я должен был, наверное, предугадать ход их мыслей в такой не очень удобной для меня обстановке. Когда двое тебя уже пинают ногами, я должен предсказать, что же они в действительности хотят?  Это, сами понимаете, не реально. Как и в примере про того товарища с ружьем.  Он не стал дожидаться, когда те уедут, возьмут подмогу или оружие и вернутся. Я думаю, они бы вернулись. А может и нет, может быть, они посчитали, а зачем нам сюда приезжать, раз у человека ружье. И тогда получается, фермер просто провел такой расстрел. В данном случае мы не можем с вами тоже ничего предсказать»

 

Предложения: Предусмотреть возможность рассмотрения сложных случаев необходимой обороны с участием не профессиональные юристов, а присяжных заседателей.

 

Мероприятие: Круглый стол по теме «Проблемы необходимой обороны от преступных посягательств. Правоприменительная практика»

Дата: 15 февраля 2022 года

Место: Общественная палате РФ

Организаторы: Общероссийская общественная организация «Право на оружие» совместно с комиссией «по безопасности и взаимодействию с ОНК» Общественной палаты РФ.

Участвовали: Представители всех государственных и частных структур, так или иначе причастных к данной теме, депутаты, общественные деятелей и СМИ.

 

Полная стенограмма выступления: http://p-n-o.ru/доклад-холодова-а-л/

– Да, спасибо большое.

 

Добрый день, коллеги.

 

Для начала приведу пример как член комиссии по помилованию в Санкт-Петербурге.  К нам обратился человек, отбывающий наказание, и попросил, чтобы мы ходатайствовали о помиловании и прекратили его отбывание в местах лишения свободы. Его история показательна в плане разговора о самообороне. Думаю, что ничего страшного, если мы будем называть национальность в данном случае, потому что она имеет значение с точки зрения того, что у разных людей может быть разный менталитет.

 

Этот гражданин, азербайджанец по национальности, вместе с семьей проживал на территории Ленинградской области. Такой вот типичный фермер, занимался выращиванием чего-то в своем хозяйстве. И поругался с чеченцами по поводу установки колодца, то есть у них экономический спор был. Сколько заплатить, не заплатить, неважно, наверное. Важно, что к нему на участок приехали 4 чеченца на Ланд-Крузере спросить, почему, мол, ты отказываешься от заказа или еще что-то в таком роде.  И, естественно. мы понимаем, что разговор состоялся достаточно эмоциональным. По итогам этого разговора азербайджанец достал ружье и расстрелял всех четверых.  Естественно, он получил весьма приличное наказание, так как суд посчитал, что на момент, когда он расстреливал этих 4 человек, никакой угрозы не было. В принципе это даже отчасти подтверждалось и свидетельскими показаниями, и экспертизой. Они уже уезжали практически. Грубо говоря, как увидели ружье, у них интерес пропал к дальнейшим разборкам, по крайней мере, в тот момент. И фактически фермер расстреливал безоружных людей. Да, у себя на участке, да, была прямая угроза не только ему, но и семье и это в уголовном деле есть, они обещали с ним расправиться, с женой расправиться. В принципе, угрозу он мог воспринимать серьезно. Никто не спорит. Но на момент, когда он их расстреливал, фактически это был расстрел – так посчитал суд и назначил весьма приличное наказание.

Я привел этот пример, чтобы показать, что у нас сейчас не очень понятно, что такое угроза жизни. Это тончайшая грань – вот подходят к тебе 5 человек на улице и просят показать содержимое карманов. У них нет, может быть, ни ножей, ничего может не быть. Но как я могу угадать, в какой момент они остановятся, если я им откажу. Содержимое карманов только моё. Вариант А, они развернутся и скажут – ну, как хочешь, и уйдут. Вариант Б, будут бить меня, пока я буду подавать признаки жизни.  Допустим, я дал отпор какому-то одному из этих пятерых. Он уже там упал. Дальше они остановятся или нет?  Двух надо уронить? Хорошо, дальше, трое, что они будут делать? Тут уже не просто вот грань получается? Тут нужно уже обладать неким чувством предвидения.  Могу сказать об этом даже на личном опыте. На меня было покушение, когда двое в лифте меня избивали. Я не знал, честно скажу, мысли разные вертелись в голове, хотели они меня просто побить или все-таки это заказ на убийство и как бы пора уже вспоминать прекрасные моменты своей жизни. На самом деле в тот момент я думал об этом! И даже мне абсолютно непонятно, если бы у меня было оружие в тот момент, я бы его применил, чтобы убить напавших? Вот сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что они пошли как раз специально без оружия, они были подготовлены, но без оружия специально пошли. Загримировались и всё такое прочее.  И посчитал бы суд, что меня бьют «для острастки» или меня хотят убить? Вот тут действительно нужно обладать неким чувством предсказания. Я должен был, наверное, предугадать ход их мыслей в такой не очень удобной для меня обстановке. Когда двое тебя уже пинают ногами, я должен предсказать, что же они в действительности хотят?  Это, сами понимаете, не реально. Как и в примере про того товарища с ружьем.  Он не стал дожидаться, когда те уедут, возьмут подмогу или оружие и вернутся. Я думаю, они бы вернулись. А может и нет, может быть, они посчитали, а зачем нам сюда приезжать, раз у человека ружье. И тогда получается, фермер просто провел такой расстрел. В данном случае мы не можем с вами тоже ничего предсказать.

 

Приведу пример из американской действительности. Меня сильно впечатлил недавний случай, когда какой-то дедушка в Техасе, а в Техасе любят оружие, а пенсионеры особенно, расстрелял наркомана и его девушку, которые к нему в дом залезли. И он с гордостью рассказывал по телевидению, что они уже убегали, она, девушка, просила не убивать, потому что она беременна, но он все равно её застрелил. Вот такой местный герой, какой молодец, расстрелял.  По-моему, белый, не чернокожий. Он белый и она белая.  Я к тому, что никакой угрозы не представляющая белая беременная девушка просит его, дедушку, не убивать, а он, фактически, её расстрелял. Но по их законам это как бы вот воспитательный процесс такой получился. Что тут хочется сказать? Все-таки может быть не очень хорошо ляжет американское право на наш менталитет. Почему? Вот в Америке не очень принято ходить в гости.  Если хотят встретиться, идут в бар, или ресторан, там и встречаются. И принципе во многих странах мира нет такого понятия – ходить в гости.

 

Представим себе ситуацию у нас. Попойка уже три дня. На третий день какая-то ссора, бытовой конфликт, который очень часто, к сожалению, бывает на фоне возлияний. И тут вдруг вспоминает владелец квартиры, что где-то по ТВ слышал, что теперь у себя дома он может самооборону устраивать как ему угодно и ему за это ничего не будет. Но я так подозреваю, что вряд ли он в этот момент вспомнит какие-то тонкости, принят закон ли у нас или не принят. Скорее всего, он просто применит какое-то насилие, а потом уже будет в трезвом состоянии у следователя рассказывать, что это была самооборона, что ему показалось, что, дескать, вот Вася, который сказал ему нечто нехорошее, представлял для него реальную угрозу. То есть мы даже сейчас, просто обсуждая такой случай, можем спрогнозировать, с учетом нашего российского менталитета, некий рост насилия. А если реально какие-то законы будут приняты, да ещё и освещены в СМИ, это может вызвать резко негативный эффект.

 

Возьмем пример с алкоголем.  У нас долго спорили по допустимому пределу алкоголя в крови водителя. Сначала написали «ноль». Потом еле- еле удалось объяснить, что не бывает ноль, что есть погрешность приборов, еле-еле разрешили снова 0,16 миллиграмм на литр, что фактически даже меньше погрешности прибора, то есть любой трезвый водитель может быть с такой погрешностью обвинен в каком-то употреблении. Но при том, что эта мизерная цифра была прописана в законе, многие СМИ осветили ситуацию так: разрешено пить 0,16 миллиграмм на литр.  Появились статьи с расчетами, сколько можно выпить, чтобы через столько-то часов инспектор посчитал, что ты трезвый. Калькулировать стали, сколько ты выпил, а если это перевести на пиво, на виски, а если прошло два часа, а если пять и так далее. Хотя фактически пить за рулём никто не разрешал! И здесь мы с вами понимаем, что такая же аналогия сработает в случае принятия закона о самообороне и применении оружия. Его расценят как инструкцию – когда можно застрелить своего гостя, когда нельзя. Увы, это наш менталитет. Нам надо иметь в виду, что любое неосторожное слово, даже неосторожное обсуждение может стать причиной смерти.

Ну и в качестве, может быть, предложения. С 2014 года в обсуждениях в сетях стали мелькать идеи, что все случаи самообороны или превышения мер необходимой обороны должны рассматривать не профессиональные юристы, а присяжные заседатели. Думаю, этот вопрос носит характер не столько юридический, сколько житейский, эмоциональный и психологический.  Вот тот же пример с азербайджанцем и чеченцами. Имел ли право человек взять ружье и застрелить четырёх людей, которые приехали на разборки, давайте своими именами называть, к нему домой и стали угрожать его жене. Вот в данном случае пусть решают люди, мне кажется. Это, повторюсь, мое личное мнение, но здесь трудно выделить чисто юридические моменты. Потому что юридически никаких претензий, я читал уголовное дело, ни к судье, ни к прокурору, ни к следователю. Да, человек провел, по сути, расстрел, да, после угрозы и на своем участке, но он просто их расстрелял. Те говорили – «мы уезжаем», а он стрелял.  Те говорили – «мы ничего не будем», а он стрелял. Да, у них оружия с собой не было, то есть получается де-юре вопросов нет. Как и в тех многих примерах, которые вы приводили.  А в реальности выходит, что человек, когда к нему приезжают и начинают угрожать ему и его семье, не может защищать эффективно ни себя, ни свою семью. Поэтому как вариант стоит включить в резолюцию круглого стола такой вот пункт – предусмотреть возможность рассмотрения сложных случаев необходимой обороны с участием не профессиональные юристов, а присяжных заседателей.

 

У меня всё.

 

#самооборона #Мошков #Воронцов #Шестаков #Чаусова #Гольдреер #Краснов #Сивков #Васильев #Аничкин #ПравоНаОружие #ОПРФ #ОП #ОбщественнаяПалатаРФ #МойДомМояКрепость